Забайкальские казаки. Фото: Музей истории Улан-Удэ

«Забайкальский Осовец»: газовая атака на казаков из Бурятии в Первую Мировую войну

Осенью 2016 года исполнился 101 год с дней боёв Верхнеудинского полка под Луцком

Газовая атака на казаков из Бурятии во время боёв под Луцком – малоизвестный эпизод Первой Мировой войны, в которой участвовала и Забайкальская казачья дивизия. Со дня того события, происшедшего 5 октября 1915 года по старому, юлианскому стилю, минул 101 год, хотя если перевести на новый григорианский стиль, эту годовщину следовало отмечать 22 сентября 2016 года. В том бою, кончившемся победой русских войск, участвовали и казаки Верхнеудинского полка, сообщает ИА UlanMedia.

Отметим, что участие забайкальцев в боях Первой Мировой, будь то казаки Забайкальской казачьей дивизии, или бойцы Селенгинского пехотного полка, почему-то в основном прошло мимо внимания местных историков и краеведов, и малоизвестно среди жителей Бурятии и сопредельных регионов. В Улан-Удэ нет символов в память о тех событиях, об этом не рассказывают школьникам. Между тем эта страница истории полна героических эпизодов с участием наших земляков, показавших примеры стойкости и отваги. Небогато освещают эту тему и труды историков, при работе над этим текстом приходилось опираться на мемуары генерал-майора Ивана Федоровича Шильникова "1-я Забайкальская казачья дивизия в великой европейской войне 1914-1918 годов".

Скриншот из клипа песни "Атака мертвецов"

Скриншот из клипа песни "Атака мертвецов". Фото: Варя Стрижак

Иван Шильников, уроженец села Застепь нынешнего Забайкальского края, участник Китайского похода 1900 года и Русско-Японской, в Первую Мировую имел звание полковника и возглавлял 1-й Читинский полк, в 1917 году командовал 2-й бригадой 1-й Забайкальской казачьей дивизии. Позже участвовав в Белом движении, состоял во Временном Забайкальском правительстве. Проведя 2,5 года в тюрьме по приговору суда Дальневосточной республики, в 1925 году был освобождён по амнистии и эмигрировал в Харбин. Там служил в русском подразделении китайской армии и возглавлял манчжурское отделение Русского общевоинского союза. В тот же период им были написаны мемуары о Первой Мировой. Скончался 8 мая 1934 года от рака.

Как начиналось

Забайкальская казачья дивизия, в которую входили 1-й Читинский и 2-й Верхнеудинский полки, была направлена на фронт с самого начала Первой Мировой в 1914 году, едва начались боевые действия. Дивизию всю войну действовала на территории Польши, и к моменту боёв под Луцком прошла множество сражений.

Забайкальские казаки

Забайкальские казаки. Фото: Музей истории Улан-Удэ

Согласно воспоминаниям Ивана Шильникова, в конце августа 2015 года дивизия была включена в состав 1-го Армейского корпуса, и обороняла позиции в районе города Луцка в Волынской области Украины, у реки Стоход, неподалёку от деревни Райместо и колонии Марьяновки. Отметим, что по соседству с забайкальцами располагался батальон 93-го Иркутского пехотного полка.

С 4 по 5 октября по старому стилю 1915 года забайкальские казаки заняли участок, протяженностью четыре версты, сменив там 12-ю кавалерийскую дивизию. По воспоминаниям Ивана Шильникова, протяжённость участка, обороняемого читинцами и верхнеудинцами, составлял около трёх тысяч шагов по фронту, окопы были очень плохие, не был заготовлен горючий материал против газовой атаки.

Яд в воздухе

"Около 5 часов противник выпустил первую волну удушливых газов на батальон Романовского полка, занимающий позиции на левом берегу р. Стохода. Газовая волна, пройдя окопы романовцев по котловине, взяла направление вдоль окопов I Читинского полка и внезапно накрыла левофланговую 6-ю сотню есаула Дивари. Так как волна пришла не с фронта, где были секреты, то она появилась совершенно неожиданно и одновременно, не только в окопах, но и в резерве у дома лесника. Тревога была поднята одновременно командиром полка по телефону и по фронту в окопах. Казаки быстро одели маски, но всё же эта внезапность в течении одного часа вывели из строя почти всю 6-ю сотню. Вслед за первой волной были пущены вторая и третья, всего было пущено, как потом показали пленные, около 3000 баллонов. Около 5 часов вместе с газовой волной противник открыл сильный огонь химическими снарядами с удушливыми и ядовитыми газами по позиции 212-го пехотного полка, по окопам, занятым 1-м Читинским полком, по дому лесника, и в направлении на нашу 3-ю Забайкальскую казачью батарею", — вспоминает Иван Шильников.

Схема газовой атаки на забайкальских казаков

Схема газовой атаки на забайкальских казаков. Фото: Иван Шильников, "1-я Забайкальская казачья дивизия в великой европейской войне 1914-1918 годов"

По его рассказу, обстрел продолжался больше часа, три снаряда попали в дом лесника, где располагался штаб полка, и несколько рядом, газовая волна тем временем продвигалась дальше, затронув 5-ю сотню 1-го Читинского полка. Командир полка приказал командиру Забайкальской казачьей батареи есаулу М.А. Токмакову открыть заградительный огонь. Тем временем, к 6.00 вся 6-я сотня практически в полном составе отравленной, в окопах остались лишь единицы казаков. Иван Шильников вспоминает, что один подросток-доброволец спасся от газовой атаки, переждав её на высоком дереве, и после даже не заболел. Участок 6-й сотни, протяженностью около 1000 шагов, оказался без защиты, и вслед за газовой атакой на него началось немецкое наступление.

Отражение атаки немцев

"Немцы наступали с криком "ура!". Вперёд шли две густые цепи, одна за другой, за ними колонна в 2-3 батальона, батарея или пулемёты и 4 эскадрона кавалерии. Телефонная связь в начале артиллерийского огня порвалась, и потом работала с перерывами, почему приходилось пользоваться пешими и конными ординарцами, что сильно затрудняло управление и ставило в большую опасность ординарцев", — пишет Иван Шильников.

Однако оголённый участок фронта заняли взводы из 4-й и 5-й сотен, выдвинуты три взвода 2-й сотни, стоявшей в резерве, туда же передвинули два пулемёта. Около 7.00 на поддержку казакам прибыл 2-й батальон 11-го Гренадёрского Фанагорийского полка.

Русские солдаты в противохимическом снаряжении

Русские солдаты в противохимическом снаряжении. Фото: Музей истории Улан-Удэ

Примерно к 8.00 газы полностью рассеялись, и казаки смогли снять защитные маски. В это же время пришлось отражать атаку немецкой роты.

"Сотни и пулемёты встретили атакующих сильным огнём и заставили их залечь перед нашими окопами в 100-150 шагах и окапываться. Когда подошли роты и огонь наш усилился, то противник бросился назад, унося много раненых. Около восьми очередей нашей 3-й Забайкальской казачьей батареи покрыли отступающих, увеличив потери", — рассказывает Иван Шильников.

Немцы отошли к берегам реки Стоход, выставив проволочные заграждения. В 11.15 полковник Шильников приказал атаковать их позиции. Но противник удара не принял, бросившись в беспорядке бежать. Как оказалось, это были частично немцы, частично австрийцы. Пехотинцы Фанагорийского полка потеряли четырёх человек убитыми, ещё четверо были ранены. В ответ на эту атаку в 15.00 немцы начали мощный артобстрел по позициям казаков, снова применив химические снаряды. Но в этот раз даже 300 снарядов уже не причинили особого вреда, кроме рвоты и слёз у бойцов. Примерно в 18.30 1-й Читинский полк отошёл в резерв, его сменил батальон Фанагорийского полка. Эвакуация продолжалась до 8 октября.

"Пленные говорили, что их уверили, что им придётся идти до Луцка по трупам русских, а оказалось, что они встретили упорное сопротивление", — пишет Иван Шильников.

Потери и причины

Последствия газовой атаки были значительные: пострадало 18 офицеров и военврачей и 497 казаков. Волна газа проникла и глубоко в тыл. Смертность офицеров была меньше благодаря маскам Зелинского-Куммата, более совершенным, чем маски "4А" для рядовых, которую казаки в просторечии называли "свиное рыло". Сыграла роль и ошибка штаба дивизии: казаков вовремя не сменили, и они долгое время были вынуждены оставаться в шинелях, пропитанных ядовитыми газами. И конечно, повлияла упомянутое отсутствие окопных средств борьбы с газом — воды и горючего материала, который не заготовили заранее. Что касается отравляющих веществ, это были фосген, хлор и цианистый калий.

Иван Шильников отметил и отсутствие боевого опыта в условиях применения химического оружия.

"Газовую атаку полк встречает впервые, стёкла в масках отпотели, и почти ничего не было видно, только впоследствии, наученные этим горьким опытом, устранили это, покрывая тонким слоем жидкого мыла, протирая чуть намыленным платком. Трудно было дышать, руки так и тянулись к уху, чтобы немного оттянуть маску и впустить туда свежего воздуха, но осознание, что туда войдёт отравленный воздух, останавливало от этого" — пишет Иван Шильников.

Казаки в противогазовых масках

Казаки в противогазовых масках. Фото: Музей истории Улан-Удэ

Отбить атаку немцев помогла, помимо стойкости забайкальцев, их привычка обильно смазывать винтовки и пулемёты – благодаря этому оружие во время газовой атаки не заржавело, тогда как в соседнем пехотном полку винтовки и пулемёты вскоре отказали действовать.

Иван Шильников описывает жуткие сцены страданий жертв газовой атаки.

"В страшных мучениях умирали казаки, лица у всех были бледно-зелёные, многие корчились в страшных судорогах. Какой-то ужас застыл на лицах многих умерших. Тяжелые сцены пришлось наблюдать – многие старые испытанные урядники, как например Иван Силинский, с какой-то мольбой смотрели на меня, и я, конечно, не в силах был помочь им. Всех мучила страшная жажда, но те, кто пил сырую воду, обязательно умирали",

По воспоминаниям Шильникова, горячий чай наоборот, облегчал страдания. У всех чувствовалась страшная усталость и притупление памяти. Полковник вспоминал жуткое зрелище похорон на следующий день 6 октября в братской могиле около 60 погибших казаков.

Воспоминания участников и герои сражения

"Я находился при командире бригады, полковнике князе Кекаутове в 700 шагах от окопов. Когда узнал о газовой атаке, с ужасом вспомнил, что моя противогазовая маска осталась у конного вестового в штабе дивизии в пяти вёрстах. Я понял, что спасения нет, что с каждой секундой открытого дыхания теряю надежду на благополучный исход. Командир бригады приказал мне ехать в штаб дивизии, но оказалось, что этого выполнить нельзя, т.к. моя Найда была уже отравлена – она дрожала и фыркала всем телом. Пришлось вернуться в землянку, но долго там быть не пришлось, меня тянуло наверх к людям, среди которых мне казалось легче пережить свою обречённость приговорённого к смерти. Подойдя к костру, около которого стояли пулемётчики команды Кольта в масках Кумманта, я сильно удивил их, будучи без маски. Через несколько секунд они дали мне маску, объяснив, что её владелец в отпуску", — вспоминает сотник В. Кобылкин.

Русская артиллерия Первой Мировой на экспозиции во Владивостоке

Русская артиллерия Первой Мировой на экспозиции во Владивостоке. Фото: Василий Тараруев, UlanMedia

После этого он несколько часов ждал утра, когда рассеется газ. Телефонисты, державшие связь со штабом, были отравлены, когда сотник собрался писать донесение сам, обнаружил, что не различает буквы на листе бумаги, сливающиеся в чёрные полосы, хотя самочувствие было как будто бы нормальное. После доклада ему приказали отправляться в ближайший передовой госпиталь. По пути туда он видел целые ряды умерших с искаженными от мучений лицами. Позже эвакуировали в Минск, а оттуда на санитарном поезде в Киев.

Иван Шильников вспоминает, что во время газовой атаки старший врач Вайнлуд отдал ему свою маску Зелинского-Кумманта, а сам, рискуя жизнью, забрал у полковника более примитивную маску 4А. А когда из окопов и резерва стали поступать первые отравленные, военврач спокойно оказывал им медпомощь под огнём обычных и химических вражеских снарядов. Вайнлуд работал до самого вечера до полного изнеможения, оказав помощь более чем 200 пострадавшим, и отправился в лазарет только после прибытия младшего врача.

Печатные материалы для русской армии в Приморском музее имени Арсеньева, Владивосток

Печатные материалы для русской армии в Приморском музее имени Арсеньева, Владивосток. Фото: Василий Тараруев, UlanMedia

А полковой адьютант подъесаул Иннокентий Семёнов, будучи дежурным, узнав о газовой атаке, сначала подал тревогу в штаб полка и известил по телефону полковой резерв и командира бригады, и лишь после этого одел маску. А во время газовой атаки ему часто приходилось говорить по телефону, передавая приказы, и для этого приходилось снимать маску.

Другим героем был прапорщик Леднев, восстанавливавший рвущуюся связь и пресекший попытку запаниковавших пехотинцев оставить позиции.

Русский солдат в противогазе Зелинского-Кумманта

Русский солдат в противогазе Зелинского-Кумманта. Фото: Музей истории Улан-Удэ

Зауряд-прапорщик Макаров из 6-й сотни заменил отравленного командира сотни есаула Дивари, и во главе небольшой кучки уцелевших встретил огнём атакующую немецкую пехоту, сдерживая врага до подхода казаков 2-й сотни из резерва. Одновременно Макаров сообщал по телефону сведения об обстановке. Своим примером он вдохновил остальных казаков, остававшихся на позициях до конца. Самого Макарова вынесли из окопов уже потерявшего сознания от отравления, и отправили в лазарет.

Послесловие

Такой, к сожалению, малоизвестный эпизод с участием забайкальских казаков имел место во время Первой Мировой. Можно видеть, что он подобен другому, более известному подвигу русских войск при обороне крепости Осовец – знаменитой "Атаке мертвецов", когда русские солдаты после немецкой газовой атаки перешли в контрнаступление и отбросили кайзеровские войска. Увы, Бурятию не обошли негативные тенденции советской историографии, когда на дореволюционных события было принято не заострять внимание. К счастью, последнее время намечаются и признаки "слома" этой инерции. Например, казаки окружного казачьего общества Республики Бурятия "Верхнеудинское" инициировали идею установки памятника казакам-героям войн Российской Империи. Этот мемориал предполагается поставить в Улан-Удэ у пересечения улиц Трубачеева и Широких-Полянского. Отметим, что в забайкальском казачьем войске служило много казаков-бурят, Иван Шильников вспоминает курьёзные случаи, когда в Русско-Японскую войну забайкальцев принимали за японских лазутчиков, а в начале Первой Мировой – за японские войска, присланные в помощь русской армии. Что же касается героической обороны под Луцком, выразим надежду, что этот подвиг казаков Забайкалья, как и прочие их славные деяния на полях сражений когда-нибудь будет помнить каждый уважающий себя житель Бурятии, имеющий уважение к истории родного края.

9.10.2016

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia