8 ноября 2016, 22:00
Леонид Потапов: Русский и бурятский народы для меня одинаково родные. Фото:
Хозяин Бурятии

Леонид Потапов: Русский и бурятский народы для меня одинаково родные

О своем пути в политику и взглядах на современную ситуацию первый президент Бурятии рассказал корр. ИА UlanMedia.

8 ноября 2016, UlanMedia. Нынешний кабинет первого президента Бурятии Леонида Васильевича Потапова чрезмерно скромен для руководителя его ранга. Однако, этот человек настолько увлечен наукой, что не придает большого значения обстановке. На рабочем столе ныне ведущего научного сотрудника отдела региональных социально-экономических исследований Бурятского научного центра СО РАН громоздится гора папок с аналитикой о состоянии региона, разработками и предложениями для правительства республики. Леонид Потапов, руководивший Бурятией на протяжении 17 лет, в нынешнем году разменял девятый десяток, но, несмотря на возраст, он бодр, полон сил и оптимизма.

1 / 2

СПРАВКА. Родился 4 июля 1935 года в селе Уакит Баунтовского района Бурятской АССР. Детство его прошло в селе Аргада Курумканского района Бурятии. В 1959 году окончил Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта по специальности "инженер-механик". По национальности русский. Работал на локомотиво-вагоноремонтном заводе в Улан-Удэ: мастер цеха, инженер-технолог отдела, начальник испытательной станции, заместитель начальника, начальник цеха, с 1968 года — главный инженер завода. В 1965 годузакончил Иркутский институт народного хозяйства по специальности "экономист".
В 1976-1978 годах — заведующий отделом промышленности, 1978—1987 — секретарь Бурятского обкома КПСС. С 1987 года — председатель исполкома Марыйского областного Совета (Туркменская ССР). С января 1990 года — заместитель председателя Верховного Совета Туркменской ССР. В апреле 1990 года был избран первым секретарем Бурятского областного комитета КПСС (выборы проводились на альтернативной основе). Избирался членом ЦК КПСС (1990). В 1990—1993 — народный депутат РФ. В октябре 1991 г. на сессии Верховного Совета Бурятской ССР был избран председателем Верховного Совета республики. В декабре 1993 г. избран членом Совета Федерации по Бурятскому двухмандатному избирательному округу № 3, набрав 39,06 % голосов. Являлся членом Комитета по аграрной политике.
На всенародных выборах в 1994 года одержал убедительную победу, став первым Президентом и одновременно Председателем Правительства Республики Бурятия. Второй раз выиграл президентские выборы 21 июня 1998 года, обойдя десятерых соперников и набрав 63,3 % голосов избирателей, участвовавших в выборах. 23 июня 2002 года был избран Президентом Республики Бурятия на третий срок, одержав победу уже в первом туре выборов и набрав более 67 % голосов избирателей. Сложил полномочия президента Бурятии в июле 2007 года.
C 20 сентября 2007 года Леонид Потапов приступил к исполнению обязанностей помощника руководителя Администрации Президента РФ. С 2009 — ведущий научный сотрудник отдела региональных социально-экономических исследований Бурятского научного центра СО РАН.

1 / 3

— Леонид Васильевич, вы начинали свой трудовой путь на локомотиво-вагоноремонтном заводе. Как случилось, что вы пошли в политику?

— Как я оказался в политике? Я работал главным инженером завода, любил свой завод. Лет восемь проработал. И вдруг вызывает первый секретарь обкома и говорит: "Вот мы хотим, чтобы вы были заведующим отдела обкома партии". Я говорю: "Я же не знаю". "Научим". – "Как научите? Я – инженер-механик, я – экономист, получил второе образование в Иркутском институте народного хозяйства, чтобы знать не только чисто инженерное дело, но и суть экономики". – "Иди, думай". Я все время отказывался. Четвертый раз прихожу и говорю, что не могу. Он говорит: "Если согласия не дашь, я тебе всю жизнь испорчу". Говорю: "Ладно. Если так, то согласен. Но если не получится, меня на завод-то верните". – "А если вернем, то вернем директором. Иди. Жене не говори до пленума. Пленум пройдет, все узнают". Вот я и решил немного поработать в политике.

Теперь еще один эпизод расскажу. Я работал начальником цеха, цех был большой, свыше 700 человек работало. Мне тогда было лет 27-28. Я коммунистом не был. Приходит секретарь парторганизации нашего цеха, говорит: "Вступайте в коммунистическую партию. Мы соберемся. Как без вас?" Я подумал, они же без меня собираются, решают без меня проблемы. Говорит: "Пишите заявление: хочу быть в первых рядах в борьбе за коммунизм". Я говорю: "Так мне и так никто не мешает быть в первых рядах". Рассмеялся. Долго думал и написал: "Хочу быть членом Коммунистической партии Советского Союза. Смыслом жизни и фокусом всех устремлений для меня является благо трудящегося человека". Он, когда прочитал, сидит довольный. Я своих убеждений никогда не менял.

1 / 3

— Многие главы регионов по окончанию своих полномочий переселяются в Москву зачастую. Вы тоже уезжали, работали там в администрации президента. Почему Вы вернулись в Бурятию?

— Я похвастаюсь. Я благодарен Путину за что? Мне 72 года. Он предлагает мне стать помощником руководителя администрации президента, дает квартиру, дает место отдыха, дает машину с двумя шоферами. Живи да живи. Я пожил, ну, не нравится мне в Москве, и меня потянуло домой. Я проработал два с небольшим года и вернулся снова домой. Лучше со своими родными. У меня предки все – старообрядцы. Я долго думал и решил вернуться. Теперь живу здесь и работаю.

— Расскажите о Вашей нынешней работе – научной деятельности.

— Я полюбил науку. Я был заместителем начальника цеха по технической части. Запустил испытательную станцию электрических машин. Одно дело, когда ты – инженер: разобрался, настроил и пустил. А мне, когда предложили стать начальником цеха, было 27 лет, а я не поскромничал, говорю: "Давайте покажу, как работать". Когда стал начальником, понял, что все не так просто. Стал создавать картотеки пропорциональности, у меня все стало получаться. Картотека пропорциональности по межцеховой кооперации, картотека пропорциональности по внешней кооперации. Эти картотеки я внедрил в производство. И через полгода у меня цех стал работать, как часы. Приходит директор завода, а он меня даже по имени-отчеству не звал, говорит: "Ну, Ленька, что у тебя произошло? Как цех у тебя работает". Я показал ему картотеку, сказал, что нашел ответ в науке. Он был очень доволен. Это был 1967 год. Он мне говорит: "Меня в Москву заместителем министра путей сообщения зовут. Я буду тебя рекомендовать главным инженером". Я рассмеялся: "Там такие киты, а вы меня главным инженером завода хотите назначить". И действительно, он когда уходил, меня назначили главным инженером завода. В политику пошел уже после главного инженера, когда пришел к секретарю обкома.

1 / 3

– Что интереснее: быть железнодорожным инженером или руководить регионом?

— Когда твой потенциал раскрыт на уровне завода, конечно, для человека, который хочет, чтобы работала республика лучше, начинают преобладать её интересы. Я по-другому не мог, хотя мне потом предлагали стать заместителем начальника, а потом – начальником главка по ремонту подвижного состава. Но я отказался тогда. Уже проблемы республики для меня стали преобладать, о них больше стал думать и остался.

Тогда в ЦК КПСС посмотрели и решили меня направить в Туркмению. А там тогда коррупция была, приписки. Отправили меня в Туркмению председателем облисполкома, но для меня интересы Бурятии все равно были дороги. Меня избрали тогда заместителем председателя Верховного Совета, депутатом. Около 90% туркменов за меня проголосовали, потому что молва прошла, что я — внук Ленина. Я выезжаю на место и решаю проблему. Так никто не делал раньше. Вот и пошла молва такая. Когда меня избрали депутатом Верховного Совета Туркменской ССР, первым секретарем ЦК партии Туркменистана был Ниязов Сапармурат Атаевич. Он меня вызывает и говорит: "Хочу, чтобы ты был первым заместителем председателя президиума Верховного Совета Туркменской ССР". А он одновременно возглавлял президиум. Я долго думал и согласился.

А в Бурятии первичные партийные организации написали в ЦК КПСС письмо о том, чтобы меня вернули в республику. Вернулся-то как? Выборы стали уже на альтернативной основе. Меня из 4 человек избрали первым секретарем обкома партии. Это был 90-й год, а в 91-м году Ельцин издает указ о запрете КПСС. Я остался без работы. Поэтому меня проблемы республики стали еще больше волновать.

1 / 3

— Многие в республике говорят: "Потапова все поддерживали: и буряты, и русские. В этом его феномен".

— Один пример приведу. Восемь лет моего детства прошли в чисто бурятском селе. Когда стали меня избирать, на первый срок президента пошел, Бурятский научный центр собрался и сказал: "Вы, говорят, бурятский язык знаете. Ну, вы нам скажите что-нибудь по-бурятски". Они проверяли. Я и сказал. Всё, отстали. Для меня одинаково родные народы – и бурятский, и русский. Буряты нас спасли от голода, я выжил среди них.

— Как сегодня обстоит ситуация с национальным вопросом в республике?

— Я считаю, что должен соблюдаться паритет. Когда я президентом был, я делил русских: половина — семейские, половина – остальные русские. Теперь буряты. Половина – западные буряты, то есть православные, и половина — восточные. Я – русский. Но председателем Народного Хурала у меня был бурят. Как представлена республика, так я старался и во власти делать. Это их устраивало.

— В последнее время часто возникали разногласия, в частности, по поводу ректора БГУ.

— Не знаю деталей. Я бы такого не допустил. Ну, собери вместе русских и бурят. Мне не нравится, как они сделали. Посоветовался с одним, вторым, чтобы это было общее мнение, а не закулисное бурятское национальное или русское национальное. Мы старались, решали вопросы так. Поэтому буряты всегда меня поддерживали. Они знали мою биографию, что я вырос среди бурятов. Надо любить бурят так же, как русских, раз тебя избрали, это должно быть искренне.

— Раньше была установка, что если глава республики – русский, то глава Хурала должен быть бурятом?

— Прямых официальных установок не было. Просто я так понимал. По-другому нельзя. Перед сложением полномочий я к Суркову Владиславу Юрьевичу пошел и сказал, чтобы после меня был бурят. Из русских Игнатьев был, после него Кудрявцев, потом череда бурят была. Потом, поскольку меня избрали на альтернативной основе, буряты тоже за меня были. Поэтому национальный паритет здесь в республике должен строго поддерживаться. А когда этого нет, обязательно начнется.

1 / 4

— В следующем году снова будут выборы главы республики. Кто, на Ваш взгляд, имеет шансы?

— Если Вячеслав Наговицын пойдет на выборы и народ его поддержит, преемником его должен быть бурят. Трое русских подряд возглавляли Бурятию. На мой взгляд, теперь бурят должен быть.

— Какие кандидатуры видите?

— Надо подумать. По русским тут понятно. А по бурятам надо подумать. Николай Будуев мне нравится, хотя с ним не работал. Алдар Дамдинов — тоже. Они оба – историки. Жалко, что Егоров уже в возрасте. Турбянов. Подумать надо. Должна быть единая консолидирующая фигура.

Дамдинов, Будуев — молодые, энергичные, талантливые, но, чтобы глубже знать проблемы республики Бурятия, им надо получить второе высшее образование — инженерное или экономическое.

Раньше система подготовки кадров была какая? Был поэтапный карьерный рост. О себе скажу, мастер по инструментам, производственный мастер, начальник испытательной станции электрических машин, зама начальника цеха получил, потом — начальника цеха. То есть поэтапный карьерный рост и раскрытие способностей. А сейчас – бах – наверх. Голова закружилась – упал. Эту систему надо менять. Люди, которые с поэтапным карьерным ростом, как правило, надежные, у них дальше получается. Ко мне много народу идет, в том числе много бурятов. Будуев, его избрали, у него от этого не поэтапный карьерный рост. Дамдинов успешно поработал министром, но у него и окружение должно быть таким же. Он же историк, а тут надо экономику знать. Поэтому его подчиненных надо посмотреть, чтобы дружно вместе работали, чтобы правильно развивали республику.

— Сейчас появилась инициатива о сокращении числа депутатов. Их сейчас 60, а в Иркутской области – 40. Я в Вашей книге прочитал, что в Верховном Совете Бурятии в советское время было вообще 170. Нужно ли сокращать число депутатов?

— Здесь надо посмотреть на общие затраты. Надо разумно посчитать, сколько должно быть депутатов, опыт других регионов изучить.

1 / 4

— Вас исключили из КПРФ. Как это произошло? Вы по-прежнему придерживаетесь коммунистических взглядов?

— Свои взгляды я не изменил. Когда я сложил полномочия, то сказал, что Путин все мне дал. Перед выборами меня попросили стать доверенным лицом президента, я не мог чисто по-человечески отказать Путину. А когда Мархаев (Вячеслав Мархаев — руководитель БРО КПРФ. — Прим. Ред.) об этом узнал, я написал объяснительную, почему поддержал Путина. Я ему сказал: "Создайте комиссию, я приду, разберемся на комиссии". Комиссию не создали. Я бы там объяснил, они могли бы принять другое решение.

— На нынешних выборах КПРФ потеряла много голосов, а вот ЛДПР почти с нею сравнялась.

— ЛДПР тоже потеряла. Но по количеству они почти сравнялись. Значит, КПРФ от народа оторвалась. Надо с народом работать. Я Зюганова тоже виноватым считаю. Живите интересами людей, другого не должно быть. Здесь как бы не вешали на "ЕР", но виновата и сама КПРФ.

— А не может ли это быть оттого, что КПРФ активно использует сталинскую риторику? А многие ведь в нашей стране пострадали во время репрессий.

— Образ Сталина надо использовать, но меру надо знать. Сталин – гениальный человек, как и Ленин. Но перебарщивать со Сталиным не надо. Я – противник этого. Особенность русского народа состоит в коллективизме, в общинности. Время покажет и всё вернется. Разрушили советскую цивилизацию, а еще точнее русскую. Русский человек – коллективистский. А что там нельзя, пожалуйста, в рамках госкорпораций делайте. Пускай будет средний предприниматель, малый предприниматель. А в целом общественный строй должен быть коллективистский. Человечество идет к этому. Со своим потребительством Запад и Европа подохнут.

1 / 5

— Санкции пошли ли нашей стране на пользу или во вред?

— Они даже принесут пользу. Мы производство, раз его нет, у себя организуем. Конечно, будут затраты и сложности. Но все равно потом Европа поймет, что это их ошибка. Не надо было этого делать. А нам же лучше только, организуем свое производство. Мы же индустриализацию провели, победу одержали, мы же это всё сделали. А сейчас, при такой Академии наук, при таких конструкторских бюро, можно сделать все.

— Экологический фактор для республики является благом или злом?

— Я – патриот республики. Вот приняли закон об охране озера Байкал, статья 5-я этого закона требует сбалансированного решения социально-экономических и экологических проблем. К чему это привело? В советское время нам компенсировали повышенные экологические затраты. 84% водосборной площади Байкала – это наша республика. Майский леспромхоз потеряли, Ильинский леспромхоз потеряли, Баргузинский леспромхоз потеряли и так далее. Всё потеряли. Чем сейчас заниматься на байкальской природной территории нашему труженику? Браконьерить. Вот, к чему это привело. Поэтому я – сторонник такого социально-экономического развития, такого размещения производительных сил на байкальской природной территории, которое бы не наносило ущерб нашему Байкалу. Мы собираем воду. Воду собрали, через Байкал передаем Ангаро-Енисейскому каскаду. Вода – дешевая электроэнергия, а мы-то повышенные экологические затраты несем, но ничего с этого не имеем. Ренту гидроэнергетическую просчитать надо, сколько должно доставаться Бурятии. Иркутская область имеет в два с половиной – три раза ниже тарифы, чем у нас. Почему? Затраты мы несем, нас наказывают. Это надо доказывать и расчетную работу вести, доказать, что происходит с Бурятией. Я как раз вхожу сейчас в Совет по стратегическому планированию свои предложения формирую.

1 / 5

— Что думаете об идее объединения байкальских регионов в один?

— Я – противник. Сейчас взяли и назвали Байкальским регионом. Почему? 787 тысяч квадратных километров – Иркутская область, 450 тысяч квадратных километров – Забайкальский край, 351 тысяча квадратных километров – Бурятия. А байкальская природная территория – 386 тысяч квадратных километров. Это треть или 25% всей территории. Зачем закономерности байкальской природной территории распространяете на весь Забайкальский край и на всю Иркутскую область? Да, 62% нашей территории – это байкальская природная территория. 84% — это водосборная площадь нашей территории республики. Чтобы сохранить Байкал, мы несем повышенные экологические затраты. Это-то вы нам верните, а вот это-то как раз сейчас не работает. Всё запутали. Я Наговицыну не один раз объяснял. Я проект закона о стратегическом планировании почти отработал, Путину и Медведеву внес предложения в закон о стратегическом планировании. Они на 70-80% мои предложения приняли. Производительные силы надо размещать таким образом, чтобы они не наносили вред Байкалу. Тогда и будет развиваться, экологические проблемы будут решаться и социально-экономические. Сейчас самая настоящая трагедия на байкальской территории. В среднем 3 тысячи человек без работы.

— Какое производство можно развивать на Байкале?

— То, которое ему не нанесет вред. Разлив воды, например. Животноводство можно развивать. Туалеты ставить, чтобы не по тропкам бегать. Обрабатывающие, мусоросжигательные дела делать. Надо сохранять байкальскую природную территорию. Что такое видовая точка? Там нерпа сидит, все должно быть оборудовано для туристов. Кругом всё затоптали. Инфраструктура должна быть продумана. Мясоперерабатывающий завод не должен сбрасывать все в реку, которая входит в Байкал, надо делать замкнутый водооборот. Тогда будут повышенные затраты, но можно просить государство их компенсировать.

Рыборазводные заводы сейчас не могут наловить омуля даже на икру. Но это гробить нельзя, надо восстанавливать. В частные руки передавать не хочется, это должно быть государственным. На таком виде производства должно быть государственное предприятие. Лесообработка: нельзя на земле все оставлять, надо в брикеты собирать за собой.

— Сейчас Монголия собирается строить гидроэлектростанции на Селенге, на ее притоках, как Вы относитесь к этому?

— Отрицательно. Надо с монголами хорошо поработать. У меня с ними были хорошие отношения. Станцию построят, там же наверняка будут нарушения, и до Байкала вода не докатится. Я против. С монголами можно договориться, иначе Селенгу угробим и Байкал. 62% водосбора – это Селенга.

— Что Вы считаете главным достижением своей жизни?

— Жил не для себя, а для людей.

— Чем гордитесь?

— Что удалось сделать для завода, для республики. Это больше, чем гордиться.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— У меня недостаток – умение нахапать работы в любой ситуации. То, что не сделал на работе, беру домой. В субботу, если не отдыхаю, сижу и пишу. У меня вон сколько папок.

— У Вас есть подсобное хозяйство, огород?

— В Гремячинске у нас с женой есть дача. Но мало времени иногда бывает. Езжу туда, как в Таиланд. Место там хорошее, надо почаще ездить. Маленькая дачка. Я раньше никогда не имел своей дачи, отдыхал в Сотниково. Там у нас государственная дача.

— А читать любите?

— Люблю. Очень много читаю, но в основном научную литературу. Очень редко читаю художественную. Сейчас читаю "Проект России". Авторство анонимное, но написал очень умный человек. В юности увлекался философией — Кант, Гегель, Фейербах. Их любил и уважаю. Толстого люблю. Но все-таки больше научно-исследовательской работой занимаюсь, она втягивает.