Общество. 22 августа 2016, 10:45
Дно Гусиного озера. Фото: Дмитрий Матафонов

Гусиному озеру грозит опасность, уже нависшая над Байкалом

Взрывное размножение водорослей угрожает всем крупным озёрам Бурятии (ВИДЕО)

22 августа 2016, UlanMedia. Гусиному озеру грозит та же опасность, что нависла над Байкалом. Как сообщил научный сотрудник лаборатории паразитологии и экологии гидробионтов Института общей и экспериментальной биологии Сибирского отделения Российской академии наук, кандидат биологических наук Дмитрий Матафонов, исследование дна Гусиного озера выявили лавинообразное размножение нитчатых водорослей, которое сейчас наблюдается на Байкале. Учёный не исключает, что подобная картина может быть на Щучьем озере и других крупных водоёмах Бурятии, сообщает ИА UlanMedia.

— На снимках дна Байкала возле посёлка Листвянка, сделанных в 2015 году Иркутским лимнологическим институтом, можно видеть, что оно покрыто толстым и плотным "ковром" водорослей, которые в прессе обобщённо называют спирогирой. Хотя в действительности спирогира лишь один из множества видов нитчатых макроводорослей Байкала. В этом году мы делали аналогичное исследование дна Гусиного озера, и обнаружили ту же картину, — рассказал Дмитрий Матафонов в беседе с корр. ИА UlanMedia.

Нитчатые водоросли на дне Гусиного озера

Нитчатые водоросли на дне Гусиного озера. Фото: Дмитрий Матафонов

На результатах фото и видеосъёмки дна Байкала у Листвянки, продемонстрированных Дмитрием Матафоновым, можно видеть, что дно, насколько хватает взгляда, покрывает сплошная зелёная масса, обволакивая камни и байкальские губки. Затем учёный демонстрирует кадры дна Гусиного озера – картина точно такая же: дна не видно за слоем колышущейся зелёной субстанции. Отметим, что в ГУсином озере эколог делал снимки лично, погружаясь под воду в водолазном снаряжении. По словам Дмитрия Матафонова, столь активное размножение водорослей – процесс весьма небезобидный, грозящий изменениями экосистемы водоёма. Отметим, что предположительная причина гибели эндемичных байкальских губок — нитчатые водоросли, которые обволакивают их густым "коконом".

В науке такое явление обозначают термином "эвтрофикация" — насыщение водоёмов биогенными элементами, сопровождающееся ростом биологической продуктивности водных бассейнов. Несбалансированная эвтрофикация приводит к бурному развитию водорослей и появлению в воде цианобактерий. Это создаёт угрозу сложившимся биоценозам водоёмов — цианобактерии выделяют опасные токсины, а водоросли делают воду мутной и покрывают дно плотной массой. Это препятствует процессу фотосинтеза донных растений, приводя к их вымиранию, что приводит к дефициту в воде кислорода, а это уже влечёт за собой гибель рыб и другой водной фауны. Также вымирают и организмы, обитающие в скоплениях донной растительности. Гниение на дне погибших организмов приводит к выделению вредных веществ. В итоге процесс эвтрофикации уничтожает значительную часть флоры и фауны водоема, и сильно ухудшает санитарно-гигиенические качества его воды. Эвтрофикацию порождают как природные факторы, так и антропогенные. В первом случаем имеет место "старение" водоёма, когда в нём постепенно накапливаются биоактивные вещества, естественным образом содержащиеся в его притоках. Антропогенный фактор — загрязнение водоёмов веществами, содержащими фосфор и азот, обычно это канализационные стоки и смытые с полей удобрения.

По словам Дмитрия Матафонова, процесс в общем-то тот же самый, что и в природе, но отличающийся на порядок большими объёмами биоактивных веществ. Грубо говоря, норма, которая естественным образом поступает в озеро за десятилетия, содержится в дневном объёме сточных вод.

Дмитрий Матафонов отметил, что исследовалось дно северной оконечности Гусиного озера, где расположена Гусиноозёрская ГРЭС и населённые пункты. На Байкале скопления масс водорослей отмечались также обычно возле населённых пунктов либо излюбленных туристами мест. По мнению эколога, играет роль плохая работа очистных сооружений, которые строились в 1970-е годы и давно не модернизировались.

Дмитрий Матафонов

Дмитрий Матафонов. Фото: Василий Тараруев, UlanMedia

Эксперт отмечает, что более корректно говорить о проблемах не водоёма в целом, а каких-то его участков. Сами экосистемы водоёмов он для простоты уподобляет теплицам.

— Представьте, две грядки. Одна усиленно подкармливается удобрениями, вторая нет. Естественно, что на первой урожайность будет значительно выше. И обе грядки накроем куполом поликарбонатной теплицы. Наблюдатель со стороны видит лишь купол, чтобы сравнить грядки, надо зайти внутрь. Также и люди, наблюдая гладь озера, не видят процессов, которые происходят в его экосистеме, для этого необходимо погружаться на дно, проводить исследования, — рисует упрощённый пример Дмитрий Матафонов.

Учёный отметил, что эвтрофикация высоковероятна и на Щучьем озере, хотя его исследования давно не проводились. По его словам, озеро каждое лето посещает огромное количество туристов, справляющих на берегах естественные потребности, идут стоки и от береговых поселений, в результате в водоёме должно скапливаться большое количество "питательной среды" для водорослей и цианобактерий. Не исключает он сходные проблемы и у водоёмов в Еравнинском районе Бурятии.

С оценками Дмитрия Матафонова согласен руководитель рабочей группы Общероссийского народного фронта в Бурятии по экологии и лесу Евгений Кислов.
— Гусиное озеро подвержено значительному антропогенному воздействию: стоки ГРЭС, особенно термальное загрязнение Гусиноозерска и других населенных пунктов — особенно гарнизона Заозерный, где очистные просто не работают. Щучье озеро также — отдыхающих много, водоём мелководный, — говорит Евгений Кислов.

Другие озера — еравнинские, баунтовские, баргузинские, Соболиное, Таглей, Фролиха — по словам эксперта ОНФ находятся в малонаселённой местности, и менее подвержены антропогенному воздействию.

По поводу последствий эвтрофикации Дмитрий Матафонов с одной стороны противник алармистских "страшилок" в духе "озеро превратится в болото", "вся рыба вымрет, а вода станет отравленной". Он отмечает, что озёра — достаточно устойчивые системы, сохранявшиеся на протяжении геологических эпох. Но с другой стороны, эвтрофикация может приводить к серьёзным изменениям экосистемы водоёма, поэтому проблему надо решать.

Дмитрий Матафонов приводит пример озера Арахлей в Забайкальском крае, которое пережило эвтрофикацию. В результате в водоёме исчезла донная растительность на глубине свыше шести метров. Это привело к вымиранию арахлейской широколобки – мелкой рыбы, жившей в зарослях донных растений. Поскольку она была основой рациона окуня, тому пришлось сместить баланс в сторону иных организмов, менее питательных и требующих больших энергозатрат для добычи. В результате поголовье окуня снизилось, а средняя масса особи значительно уменьшилась. Другой пример – озеро Котокель, где в результате эвтрофикации сильно размножились цианобактерии, ставшие наиболее вероятной причиной вспышки несколько лет назад "гаффской болезни". Учёный отметил, что "синее пятно", наблюдавшееся на Байкале в начале августа 2016 года в Баргузинском заливе было результатом цветения цианобактерий. По словам Дмитрия Матафонова, есть результаты наблюдений за Байкалом из космоса, согласно которым это явление на самом деле в той или иной степени затрагивает большую часть акватории озера. Но, по его мнению, уверенно говорить о причинах сложно – это может быть как загрязнение вод, так и реакция на потепление климата. Дмитрий Матафонов отметил, что учёные всегда говорят не о точных причинах, а лишь наиболее вероятных, согласно результатам наблюдений. Тем не менее, на его взгляд, люди должны свести к минимуму антропогенный фактор, воздействовать на который в их силах.

— Грубо говоря, в водоём течёт две трубы с биоактивными веществами. Одна – природная, и на неё мы воздействовать не можем, потому что у неё не имеется "крана", который можно закрутить. Вторая – антропогенная, у которой уже имеется "кран" и завинтить его до минимума мы можем. Нужно выделить средства на модернизацию изношенных очистных, решить вопрос с отходами жизнедеятельности турбаз и береговых поселений, следует присмотреться к химическому составу стиральных порошков, которые обильно содержат фосфаты. Мы должны уменьшить воздействие с нашей стороны, чтобы избежать неблагоприятных экологических последствий, — считает Дмитрий Матафонов.

Что касается возможности добывать спирогиру в промышленных целях, на взгляд Дмитрия Матафонова, технология добычи не должна приводить к повреждению дна Байкала.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Мероприятиям по сохранению экологии Бурятии могут увеличить финансирование

Жители Бурятии бьют тревогу — Байкал гниет

Спирогиру из Байкала можно использовать как удобрение и мульчу в сельском хозяйстве

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia