Морихиро Ивата: "Я между русским и японцем"

Морихиро и Ольга Ивата о балете, прошлом и будущем — в интервью ИА UlanMedia
Морихиро и Ольга Ивата. Фото: Александра Данилова, UlanMedia

Морихиро Ивата называют самым известным японцем Бурятии. В нём гармонично переплелись характерные черты жителя двух стран — России и Японии. В начале нового сезона художественный руководитель балета, а также его супруга, педагог Ольга Ивата рассказали корр. ИА UlanMedia о предстоящих премьерах, школе, а также о том, чем привлекает Бурятия жителей других городов и стран.

— В начале сезона хочется поговорить о планах, о школе.

Морихиро: Уже пятый сезон работаю, и репертуар крепко вошёл. В этом году будем расширять его. Планируем две премьеры: балеты "Пахита" и "Коппелия". "Коппелия" — весёлый, красивый, юмористичный. Могут смотреть и взрослые, и дети. Мы приглашаем балетмейстера из Румынии Валентина Балтеса, планируем премьеру в мае. Туда ещё приглашаем художника по костюмам. Он итальянец, модельер. Подробности расскажем позже.

Морихиро и Ольга Ивата

Морихиро и Ольга Ивата. Фото: Александра Данилова, UlanMedia

"Коппелия" — это 3-актный балет. Полнометражный, большой. Будет очень интересно, одни костюмы чего стоят. Модельер специально приезжает не просто показать своё видение, он видит землю, народы и будет смотреть конкретно артистов, под них подбирать цвета индивидуально. Он же – модельер, а значит, имеет личностный подход. Сезон будет насыщенным. Хочу показать побольше спектаклей: зрители просят новое, труппа растёт. Артисты намного сильнее стали и с технической точки зрения, и с актёрской. Труппа расширяется. Из хореографического училища три новых человека поступили к нам. Из Москвы одна артистка приехала. Из Киева тоже выпускница училища к нам поступила работать. То есть у нас пять новых человек. Помимо этого стажёр-иностранец из Японии будет. В Италии был конкурс, лауреатом я предложил стажироваться у нас, тоже хотят приехать.

— Чем же всех привлекает Бурятия?

Ольга: Профессионализмом балетной труппы и именем художественного руководителя.

— То есть главный крючок – имя Морихиро Ивата?

Морихиро: У нас есть возможность приглашать, чтобы работать с настоящим профессиональным театром. Если бы не это, то и мое имя не помогло бы.

Ольга: Что имеет стажёр, который приезжает после школы в театр? Обычно он просто занимается в балетных классах, выполняет ежедневный урок. И по договорённости с репетитором, может быть, готовит определённую партию. То есть репетиционная работа. А у Морихиро в группе кроме того, что стажёры готовят партию, даётся возможность выйти и показать свой номер на сцене, полностью почувствовать себя артистом, который выступает на сцене. Это, конечно, дорогого стоит.

Морихиро и Ольга Ивата

Морихиро и Ольга Ивата. Фото: Александра Данилова, UlanMedia

Морихиро: Немногие знают Бурятию, но хотят приехать посмотреть, что это. И Байкал, конечно. В частности, наш итальянец. У него огромные гонорары, которые мы бы просто не потянули. У нас пока возможности такой нет. Но он говорит, что не из-за денег сюда приезжает, а из-за творчества, плюс это возможность увидеть Байкал. Спасибо Байкалу, что привлекает таких людей.

У нас самая интересная тема последнего времени – открытие балетной школы Морихиро Ивата. Я очень рад, потому что давно хотел открывать школу. Это одна из моих целей – воспитывать поколение, воспитывать культуру.

Вместе с детьми мы можем воспитывать родителей. Именно изнутри посмотреть, как культура составляется.

— Одним из основных педагогов станет ваша жена Ольга...

Морихиро: Ольга Альбертовна более 15 лет преподает в Москве. У неё большой опыт, много хороших учеников. Сейчас её выпускницы в Италии завоевали золотую и серебряную медали. Многие её выпускники поступили в Московское училище – одно из самых сильных в мире. Я посмотрел открытый урок вместе с родителями. Действительно, красиво. Дети воспитываются, развиваются ритмически. Они становятся красивыми. И родители довольны, благодарны. Когда уже сказали, что решили, что она уезжает из Москвы, родители и дети расстроились, просили остаться. Дети её любят.

Ольга: Дети, которые занимаются искусством, облагораживаются изнутри. Это замечается внешне. Человек, который занимается балетом, отличается от того, кто им не занимается.

— Каковы впечатления от ребят, которые приходили на отбор?

Ольга: Желающих оказалось достаточно много. Дети очень разные. Есть те, у кого хорошие профессиональные данные. Но есть и те, у кого есть желание, но особенных данных от природы нет. Отличие нашей школы в том, что мы постарались взять всех детишек, даже тех, у кого от природы данные не такие хорошие. Мы эти данные попробуем развить. Поэтому принимались детки с очень маленького возраста. У нас будет работать группа раннего эстетического развития для детей 4-6 лет. Эта группа поможет сориентироваться в профессиональном мире.

У нас есть задумка, которая ещё не осуществилась на 100%, но, тем не менее, будем искать преподавателя по вокалу. Один академический час дети будут заниматься балетом, танцами, и один час они будут учиться петь. Дети должны почувствовать на вкус, что такое балет и что такое опера. Чтобы поняли, сориентировались, куда их больше тянет.

Те, кто отдадут предпочтение балету, дальше поступают в балетную группу с 7 лет, когда идут в 1 класс. У Мори есть планы вводить детей в мероприятия театральные. Это может случиться в конце первого полугодия. Для детей самое интересное – выход на сцену, попробовать себя не только у станка, не только на гимнастическом коврике, но и на сцене почувствовать себя взрослым, почувствовать себя артистом. Для детей каждый выход на сцену будет большим праздником. Мы эти праздники будем им почаще устраивать.

1 / 4

— Расскажите про балет "Красавица Ангара".

Морихиро: Это тоже очень большое событие для нас. Музыка, хореография очень хрупкая. Возможно, это не очевидно, но балет имеет историческую ценность. Его нельзя оценить, как "Мону Лизу" или картины Шишкина, но это равноценно, я думаю. Музыка остаётся здесь, а хореография нет — её можно сохранить только в живой передаче, что в нашем случае невозможно. Я к этому вежливо отношусь и хочу внести только небольшие изменения.

— Подход к изменению этой постановки огорчил некоторых деятелей культуры: шла речь о том, что нет возврата к историческим ценностям, нет желания изучить, как это было в первоначальном виде.

Ольга: Не соглашусь. Как раз-таки они хотят найти первоначальные костюмы, декорации, взять только самое интересное.

Морихиро: Это очень тонкие вещи. Те, кто ничего не знают, не имеют право так говорить. Балет, у которого есть история, со временем всё равно меняется. Возвращение к первоначальной точке — смешно. Никто этого не поймет. Мы изучаем, что есть. Стараемся найти фотографии, эскизы. Будем смотреть это вместе с художником, чтобы сохранить историю, но и чтобы осовременить. Артисты сегодня уже по-другому двигаются. Если ребята надевают сапоги, как калоши, в них танцевать неудобно. Раньше так танцевали, а сейчас подъём уже тянется, неудобно.

Чем больше мнений, тем лучше. Только мне нужно оценить, критика конструктивная или нет. Критиков тоже надо воспитывать. Не просто чтобы самодеятельным взглядом смотрели неоправданно. Наша цель – чтобы занавес открылся, и люди были восхищены.

Хочу, чтобы "Красавица Ангара" выглядела классическим балетом с современными технологиями в декорациях. Даже если что-то изменим, чтобы люди этого не заметили, но чтобы было целостное восприятие и восхищение.

1 / 3

— Вы уже пять лет работаете в Бурятии, в России долгое время работаете. Как считаете, вы – больше русский или японец?

Морихиро: Я нахожусь между. Когда приезжаю в Японию, все считают, что я уже не японец. Со стороны стал видеть Японию, очень многое я взял из России. И много перенял из бурятского менталитета. Особенно буддистское понимание. Тем не менее, я – японец. Я могу контролировать свои мысли. Сидит во мне генетически японец. Не могу через это перешагнуть.

Ольга: У Мори много взглядов русского человека на жизнь и искусство. Когда он 22 года жил в Москве, а потом приехал в Бурятию, когда он отсюда возвращался в Москву, говорил: "Вот почувствовал близость к Японии. Что-то здесь по духу есть похожее именно в традициях на Японию. Как люди относятся к жизни. Буддизм. Уважение к старшим, более спокойный ритм жизни". В Москве же всё сумбурно, скорости большие. А здесь традиций больше. Поэтому ему здесь нравится.

— Вы оценили публику за эти годы. Какова она? Как приходили зрители на первые ваши постановки и как сейчас? Что-то изменилось?

Морихиро: Очень изменилось. Когда приехал четыре года назад, ко мне настороженно относились. К действиям, к словам. Подоплёку искали. Но со временем всё стало хорошо. Имидж – это очень важно. Здесь много хороших бурятских артистов. Мы это доказали. Мы маленькой группой ездили в Италию. И хотя бурятов никто не знает, это не Москва, не Петербург, но мы рискнули. Люди не ожидали такого. Друг русский мне говорил: "Такого танца в Москве и Питере не увидишь. У вас живет традиционный классический русский балет". Будущим летом планируем поездку снова. У нас хороший театр, но надо самим воспитывать культуру. Люди приходят в академический театр не просто отдохнуть, а развивать своё чувство. Вместе переживать, поплакать, радоваться, дать выход эмоциям. Думать, анализировать. Мозг человека думает на 60% словами. Остальное – чувство, подсознание. Мы не можем оформлять словами, объяснять, поэтому часто мимо пропускаем, скатываемся на уровень материального. Развивать эмоции, чувства – непростые вещи, но ценные. Я рад, что Бурятия даёт такие возможности.

1 / 3

— Почему возникают скандалы в театре? Накал страстей? Непонимание?

Морихиро: Те, кто устраивает скандалы, сам не прошёл этот путь. Он не трудился, не знает этого труда. Не оценивает. Каждый судит чужого по своему опыту. Балет – это адский труд. У артиста балета нет детства. И карьера заканчивается раньше 40 лет. Не только тело, но и морально человек не выдерживает. Они отдают всю энергию зрителю. Кто скандалит, их видно. Те, кто так делает, не до конца отдаются работе. Нам некогда скандалить. Артисты балета очень хрупкие и ранимые. Я сам таким был. В круге интриги постоянно. Это очень ранит.

Ольга: Чувство справедливости. Почему ему дали партию, а мне пока не дали? Такие чисто детские обиды бывают.

— Вы сказали, что меняется отношение публики. А отношение артистов к вам меняется?

Морихиро: Да. Артисты здесь очень воспитанные, вежливо ко мне относились, но я чувствовал их недоверие. Сейчас, может, привык. Но мне кажется, что они верят, что понимают, о чём идёт речь. Если я делаю замечание, они это ценят и уже не смеются. Доверие. И я им полностью доверяю. Мы ездили в конце сезона в Иркутск на гастроли. У нас небольшой состав труппы. Работаем одним составом. Каждый день новые роли играли. Это физически невозможно. В один момент ко мне девушка подошла и попросила чуть-чуть упростить, потому что нога болит. До этого она молчала, все главные и массовые партии исполняла. Где надо – встаёт. И в конце подошла. Я спрашиваю: "Нога болит?" Смотрю: вот такая нога, раздулась, а она молчит и танцует. Дальше где возможность была, её освободил. Я благодарен артистам, у меня золотые артисты.

— Ольга, с вами Морихиро делится переживаниями? Как вы на расстоянии умудрялись его поддерживать?

Ольга: Слава Богу, в современном мире есть разные средства для общения. Телефон, "Скайп", интернет. Мы каждый день по вечерам общались. Первое время мне было тяжело. Думала, что, может, вернуться обратно. Переломные углы прошли, я чувствую, что он себя здесь нашёл. Самое главное – он чувствует, что приносит пользу. Он здесь нужен. Поэтому попросил, чтобы я сюда переехала. Я смогла это сделать, когда уже дети подросли, я смогла их одних оставить в Москве. Очень сильно ощущается, что поменялось отношение не только артистов, но и публики Бурятии. Он здесь стал любимым человеком. Он ведь добро приносит, радость, эстетическое и моральное наслаждение людям. Артисты, зрители стали его ценить.

Морихиро: Мне повезло, что здесь такие люди. Аюна Владимировна, директор театра, меня сильно поддерживала, оберегала, помогала. Мой хороший друг академик Дугаржапов. Поддерживает меня директор института БНЦ. Правда, сначала было тяжело. Думал: "ну всё". Чувствовал, что бессмысленно всё. Другу сказал, что хочу уехать. Пошёл поклониться Итигэлову, спросил: "Как мне быть?". Мне показалось, что он сказал: "Ты правильно делаешь. Продолжай". Всё, вопрос снял. И так легко стало, я решил работать дальше.

Морихиро и Ольга Ивата

Морихиро и Ольга Ивата. Фото: Александра Данилова, UlanMedia

— Значит, всё-таки местная культура и буддизм на вас действуют.

Морихиро: Да.

— И всё же в Бурятии люди другие, не такие даже, как в Москве. Здесь очень сильны традиции. Влияет ли это на вас?

Морихиро: Да, я обожаю таких людей. Всякие есть люди. Но здесь мне хорошо. Отношение людей меня успокаивает. Погода хорошая, природа тоже. Везде хорошо, но я всегда скучаю по Улан-Удэ. Прилетаю, и чувствуется: хорошо.

— По поводу школы. Я понимаю, что это взращивание учеников. Есть планы участия в конкурсах?

Ольга: Конечно. Но надо понимать, что вот ученик пишет сочинение, а для этого надо сначала выучить буквы, потом грамотно складывать слова в предложения и так далее. Так же и в балете. Ученик должен научиться пользоваться своим телом. Элементарно тянуть подъём, выворачивать пятки, втягивать колени, позиции рук, ног. Это одна из наших целей. Будем свои фестивали устраивать, участвовать в фестивалях бурятских, сибирских, всероссийских и международных. Но это будет где-то через год-два. Надо показывать хороший результат.

Морихиро: Предложений много. В соцсетях же показывается, что школа открывается. В Москве у знакомого есть школа. Предлагает организовать вместе фестиваль. В Иркутске тоже есть друзья, в Чите.

Ольга: Конечно, хочется сделать фестиваль в Улан-Удэ. Чтобы к нам приезжали студенты из других городов.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia